nl  Dutch site

Не могу отречься от Иисуса

Шарон Ален

Родившись в 1945 году в больнице «Бейт Исраэль» города Нью-Йорка, получив от рождения еврейское имя Сура Ривка, воспитываясь в семье соблюдающих евреев, я с детства осознавала себя частью еврейской общины. Начиная с вечера пятницы, когда мама зажигала шаббатние свечи, и до захода солнца в субботу, мы жили, придерживаясь определенных правил и постановлений, которые никому из нас не были в тягость. Так мы выражали свою любовь, уважение и преданность Богу. Мамина кухня, естественно, была только кошерной. Мы соблюдали все еврейские праздники. И брат, и я учились в еврейской школе.

Я рано вышла замуж за такого же еврейского парня, и у нас родилась дочь Элиза. Когда ей исполнилось всего несколько лет, мы развелись. Элиза страдала от аллергии, ее состояние особенно ухудшалось в период сырой зимы. В связи с этим единственно правильным шагом мне казался переезд. В начале мы отправились в Лос-Анджелес, а затем на юг округа Ориндж. Я нашла работу в офисе, владельцем которого был Рон Аллэн. Ему предстояло стать моим мужем.

Его религией был бизнес

С первого дня нашего знакомства я не скрывала от Рона, что происхожу из ортодоксальной еврейской семьи. О его религиозных убеждениях мне было известно лишь то, что он протестант. Никогда при мне он не говорил ни об Иисусе, ни о Новом Завете, ни о церкви. А случись такое – я бы бежала от него за тридевять земель. В церкви последний раз он был, по-видимому, еще подростком. Религия – это было последнее, что волновало Рона в жизни, его идолом был бизнес. По мере знакомства с еврейскими традициями, Рон принимал их, ревностно соблюдая. Видя его любовь и доброе сердце, мои родители с радостью приняли его в семью.

В Хабаде мы вели активную деятельность, чем расположили к себе раввина Менделя Дачмена, которого в свою очередь очень ценили и уважали. Дачмен умел пробудить в других интерес к еврейскому образу жизни, а его жена Рошель была сердечной, заботливой и умной. Нам с Роном все это было очень близко.

Обращение в иудаизм

Через несколько лет мы поженились, и серьезно встал вопрос об обращении Рона в иудаизм. Его отказ мог существенно повлиять на нашу дальнейшую жизнь. На первом месте у меня по-прежнему оставались еврейский дом и его дух, особенно это касалось воспитания Элизы. О том, насколько важно еврею соблюдать закон, я сделала вывод из истории в Талмуде о ребе Йоханон Бен Заккаи. Так вот, этот ребе, такой видный и известный учитель Торы, рыдал на смертном одре, ибо боялся предстать перед Царем царей.

Чтобы устроить свою судьбу и расположить к себе небо, я была готова на все.

Нас могло спасти только кошерное обращение! Неотъемлемой частью любого еврейского обращения является изучение еврейского образа жизни, истории и этики. О «йидиш кайт» (еврейском образе жизни) Рон знал от нас. Ему требовалось пройти еще три процедуры: как мужчине - обрезание, «микву» - погружение в воду, и отречение от предыдущих верований перед «Бейт Дином» (советом раввинов).

Это же язычество!

Рон согласился на все, кроме последнего пункта. Он сказал, что и представить себе не мог, что придется отрекаться от Иисуса. Меня объял ужас! Мой муж, никогда не вспоминавший об Иисусе, более тридцати лет не посещавший церковь, не произносивший таких слов, как «христианин», «Христос» или «Новый Завет» - вдруг проявляет такую твердость. И это в то время как мы живем еврейской жизнью: помогаем в строительстве синагоги, предоставляем дом для целей общины, наша дочь учится в еврейской академии! И после всего мой муж говорит мне о том, что он не может отречься от Иисуса! Я негодовала!

«Глупо, - сказала я ему, – ведь ты же умница, правильно мыслишь, и, вообще, успешный бизнесмен. Как можно верить в это? Это же язычество!»

Посреди этой безысходности меня посещает невозмутимая мысль: «Вот стану читать еврейскую Библию, и тогда точно смогу убедить его из Писания, что Иисус никогда не являлся исполнением пророчеств еврейской Библии». Я не сомневалась, что все, что Бог желает открыть Своему народу, то есть евреям, чтобы они имели представление о Своем Мессии, и смогли узнать Его, когда Он придет, находится в ТаНаХе.

Иисус в Библии

Утром, отправив мужа на работу, а дочь – в школу, я взялась за Библию. Я молилась Богу Авраама, Ицхака и Йакова, чтобы Он открыл мне истину, которая бы помогла моему мужу стать евреем. Начиная от «Бытия», я читала страницу за страницей. Так проходили дни, недели, месяцы. Я удивлялась тому, что было написано в еврейской Библии о Мессии: где Ему должно было родиться, как жить и какие чудеса творить. В Библии также говорилось о Его страданиях и смерти. Меня пугало то, о чем я читала, поскольку это очень напоминало слышанное мною об Иисусе. Тому кто не знает, где в еврейской Библии написано о Иешуа (Иисусе), придется прочитать немало страниц о Малах hа Шем, Посланнике Господнем. Тщательно изучая места, где говорится о Его внешности, поведении, понимаешь, что Он никоим образом не мог быть твореньем. Он говорит как Бог и принимает поклонение, достойное Самого Бога. Он носит в Себе святое имя Бога, тетраграмматон ЙХВХ (Вт.23:21). Кроме того, имя Иешуа, Иисус, в переводе с иврита означает «спасение».

У Бога есть Сын

Насколько мне известно, по канону древнееврейские авторы соглашаются с существованием двух образов Мессии:

Машиах Бен Йосеф - Мессия, сын Иосифов, страдающий слуга, и

Машиах Бен Давид - Мессия, сын Давидов, грядущий Мессия, герой-освободитель.

В Книге Притчей 30:4 я нашла место, где написано о том, что у Бога есть Сын: «Кто восходил на небо и нисходил? кто собрал ветер в пригоршни свои? кто завязал воду в одежду? кто поставил все пределы земли? какое имя ему? и какое имя сыну его? знаешь ли?»

Еврейские комментарии

Завершив Библию, я окончательно запуталась и испугалась.

Появилась мысль: «Шарон, как могла ты подумать, что можешь толковать Библию, как будто ты знаешь столько же, сколько знает раввин?»

Тогда на память пришел отрывок, где Бог призывает детей Израиля приходить и слушать Его Слово (Вт.4:10, 11: 18-20, 4: 29 и Иер.29:13). Я знала, что не имею права останавливаться, - слишком многим я рисковала. Сама по себе мысль уже была нелепа: человек, называемый язычниками Иисусом Христом, может быть Мессией евреев. «Шарон, ты что-то упустила!» - сказала я себе. Припомнились слова раввинов:

«Библию нельзя понять без еврейских комментариев». Я купила и их - комментарии Сончино, и самые последние еврейские комментарии под названием «Иллюстрированная серия свитка ТаНаХа» издательства «Мезора»». В моем доме было все, включая тексты вавилонского Талмуда, энциклопедию Иудаики, Мидраш Раба, Мишну Тору Маймонидов, Таргум Онкелоса, Таргумим Ионатана, «Тексты Мессии» Рафаэля Патаи и т.д. Я все училась и училась в надежде найти ключ, который бы помог мне разрушить мысль о том, что этот «гойский» мессия и является Мессией еврейским. За несколько последних месяцев моя библиотека заметно увеличилась. Мои же опасения умножались пропорционально накопленному количеству книг.

Нет повода для беспокойства

Я занималась самообразованием до определенного времени. О том, что я читаю, знали только мои домашние. Но наступил момент, когда я вынуждена была прибегнуть к посторонней помощи – я позвонила Менделю и Рошель и попросила их прийти. Я показала им мои книги. А еще сказала, что, читая Библию, увидела Иисуса. Я просила Менделя помочь мне. «Не надо волноваться», - сказал мне Мендель. Он знал человека, профессионала, который работал с такими, как я. Меня охватило чувство благодарности и облегчения оттого, что скоро наступит конец моим терзаниям, и, наконец, я получу ответы на все свои вопросы. Через несколько дней мне позвонил ребе Бен Цион Кравиц. Я пересказала ему свою историю с самого начала. Выслушав меня, он тоже предложил мне успокоиться. Он стал мне рассказывать про какую-то видеозапись, на которой были запечатлены люди, отрекшиеся веры в Иисуса, и пообещал привезти ее с собой. Он приехал, познакомился с Роном, после чего тот удалился наверх и больше не появился. Рон не поехал на работу из-за меня, поскольку мы с раввином не могли остаться один на один в доме. В течение десяти часов мы обсуждали с ним Библию, еврейскую историю и традиции.

Ей нечем помочь - все зашло слишком далеко

После наших разговоров ребе предложил переговорить с кем-либо еще, и порекомендовал мне Джеральда Сигала из Бруклина, автора «Еврейского ответа миссионерам - христианам». Сигал называл родословную Иисуса Христа ложной, объясняя это тем, что женщина в иудаизме не может быть составной частью еврейской генеалогии. Своим утверждением он поставил меня в тупик, так как незадолго до этого в еврейской Библии я прочитала длинный список имен из 1-ой Книги Паралипоменон в его исторической последовательности, где также упоминались женщины. Наш разговор продолжался до тех пор, пока Сигал не сообщил ребе Кравцу, что все зашло слишком далеко, и практически помочь мне уже невозможно. Ребе Кравиц был явно расстроен и обвинил меня в нежелании познать истину. Раввин так и не понял, что я отчаянно искала ее, стремясь к ней изо всех сил!

Поворотная точка

Вскоре после этих событий мне позвонил ребе Дачмен. Он рассказал мне о всемирно известном перепрограммисте, раввине Дж. Иманнуэле Шохете, приезда которого ждали в ешиве, где училась моя дочь. Мне захотелось пойти его послушать.

Тот вечер, когда я услышала ребе Шохета, действительно стал поворотной точкой в моих поисках истины. Я решила подойти к нему после встречи и попросить о помощи. Выступление раввина в основном сводилось к общим понятиям еврейского дома и к проблемам в семье. По окончании встречи ребе предложил задавать ему вопросы. Кто-то спрашивал о том, как уберечь детей от христианского влияния. Он утверждал, что, если в семье уважительно относятся к традициям и соблюдают их, то снижается вероятность негативного влияния на детей. Другой человек выразил обеспокоенность деятельностью среди детей миссионеров, рассказывающих им об Иисусе. Раввин снова подчеркнул важность соблюдения еврейских традиций в доме, а также необходимость обучения детей в еврейских дневных школах и ешивах. Мужчину, задавшего третий вопрос интересовало, что делать в случае, когда ребенок задает вопросы по Писанию, о котором он как еврейский родитель не имеет представления. В этот момент ребе Шохет, окинув взглядом всех сидящих, заорал: «Никогда, ни при каких обстоятельствах не говорите благочестивому еврею об Этом Человеке!» (так евреи называют Иисуса тогда, когда не хотят произносить вслух Его имени).

Я почувствовала, что раввин обращается непосредственно ко мне, и тогда я подняла руку и спросила: «Ребе, что бы вы ответили такому человеку, как я, знающему «йидиш кайт», последователю иудаизма, который содержит еврейский дом, и все же, читая еврейскую Библию, видит Этого Человека?» Мой вопрос был похож на бомбу, разорвавшуюся в помещении, где находились многочисленные члены еврейских семей и раввины. Затем все долго обсуждали «идиш кайт», еврейские традиции, Библию и прочее. Ближе к полуночи, желая подвести итог нашей встречи, он сказал, что считал важным для меня и других, чтобы мы убедились, почему Иисус не может быть Мессией. Он громко закричал, обращаясь к аудитории, что Иисус богохульствовал на кресте. Затем злым и насмешливым тоном раввин процитировал слова Иисуса: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» Я испугалась интонаций, звучавших в голосе ребе Шохета и того, что он обвинял Иисуса в богохульстве. Я предположила вслух, что Иисус, вероятно, произнес эти слова горестным голосом, моля о пощаде. Но Шохет отклонил мою точку зрения. Меня удивляло то, что в своем гневе, по всей видимости, он забыл, что эти же слова до Иисуса впервые произнес всеми любимый царь Давид в Псалме 21. Посмеет ли кто-нибудь из евреев сказать, что Давид хулил Бога? В ту ночь я сказала мужу и дочери: «У меня более нет никаких сомнений… Иисус - мой еврейский Мессия».