nl  Dutch site

Сэм Ротман

Свидетельство

Я вырос в ортодоксальной еврейской семье. Мой отец – выходец из Румынии, а мать родилась в Словакии. Предчувствуя угрозу, исходившую от нацистов, они порознь бежали из Европы, затем, повстречавшись в Южной Америке, поженились. В 1950 году им представилась возможность переехать в Штаты, где спустя пять месяцев я и родился.

В соответствии с семейной традицией обстановка, в которой я воспитывался, была весьма религиозной - в тринадцать лет я прошел обряд Бар Мицвы, в пятнадцать –конфирмации, и отличался постоянством в утренних молитвах. Кроме формальных служений - вечернего пятничного и утреннего субботнего - на протяжении восьми лет я пять раз в неделю посещал религиозный класс, и ощущал себя ярким образцом своей веры.

В девять лет я стал обучаться игре на фортепиано, а к одиннадцати годам - всецело посвятил себя карьере концертирующего пианиста. Мне хотелось стать величайшим пианистом мира, и, по мере совершенствования моей игры, росло мое самолюбование. Важнейшим этапом в достижении своей цели я считал поступление в Julliard School города Нью-Йорка. Я отучился там пять лет, стал бакалавром, а затем магистром в области музыки.

Учиться музыке в Нью-Йорке в то время было очень престижно. Это был город – соблазн: расцвет наркотиков и свободы секса. Но, поскольку свое единственное предназначение я видел в том, чтобы превзойти всех в избранной мною профессии, то избегал разных чувственных излишеств, и слыл молодым человеком приятным во всех отношениях. Это лишь усиливало чувство собственного достоинства, мою самоуверенность и укрепляло собственный образ.

На третьем году обучения в этом заведении несколько студентов-христиан стали интересоваться моими религиозными убеждениями вообще, и моим отношением к Иисусу Мессии, в частности. Я, будучи евреем, и слова не читал из Нового Завета. Я знал, что именно Иисуса обвиняли во многих бедах еврейского народа на протяжении всей его долгой и многострадальной истории. Несмотря на мою иногда агрессивную реакцию в их адрес, эти ребята продолжали поддерживать со мной отношения.

В это же время я особенно стал понимать, что являюсь, по словам Иисуса, «рабом греха», и я попросил у своих сокурсников Новый Завет. Обычно музыкой я занимался по десять часов в день, кроме воскресенья, когда на репетицию уходило пять часов. В ту самую неделю я репетировал только по пять часов в день, так как все остальное время читал и перечитывал Новый Завет, сравнивая его с частями Ветхого Завета. Я хотел определить для самого себя, кто есть Иисус, и вместо того, чтобы обратиться к своим духовным наставникам за советом, стал читать Новый Завет самостоятельно.

Я был шокирован тем, что прочитал. Это касалось двух вещей об Иисусе.

Первое: если то, что Он говорит о Себе, есть неправда, то Он - либо безумный, либо маньяк, страдающим манией величия. Ни Моисей, ни Магомет, ни какие-либо другие религиозные лидеры никогда не называли себя светом миру, воскресением и жизнью. Второе: в Иисусе я увидел Того, кто принимает человека таким каков он есть. И хотя, грешника в себе я признавал с трудом, все же, постепенно ко мне приходило осмысление собственной моральной ущербности, которой мне не исправить самому, как бы я этого не хотел.

Элохим – имя Бога, которому я молился раньше. А 21 мая 1971 года я осознал, что не в силах больше скрывать своей грешной жизни от Него. И тогда впервые я обратился к Богу во имя Иисуса, чтобы Он простил мои грехи, взял мою жизнь и сделал меня Его дитям. Когда я молился, то был уверен, что Бог слышит меня и ответит мне, и от этого на сердце становилось радостно и легко.

Три дня спустя вместе со своими братьями во Христе я пришел в собрание библейских верующих и сразу же приступил к изучению Библии. Я стал «новым творением; древнее прошло, теперь все новое» (2 Коринфянам 5:17).

Вновь обретенная вера ставила под вопрос два важных момента моей жизни. Первый касался моего посвящения музыке. На мою подготовку как величайшего пианиста мира ушли годы. Теперь нужно было считаться с тем, чего хочет от меня Бог. Кто-то предлагал мне играть исключительно религиозную музыку, отказавшись от классического репертуара. Меня посещали новые тревожные мысли, и, чтобы направить их в нужное русло, я искал совета у книг. Я наткнулся на следующую мысль: «...всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше» (Иак.1: 17). И хотя практически все композиторы не были христианами, но их музыкальные способности были даром от Бога. Играя же их произведения, я славил Бога – Творца, наделившего этим даром как композиторов, так и меня самого. Также я понял, что мне как музыканту в музыкальной среде представилась уникальная возможность делиться своей верой с другими, чтобы нести Его свет.

Другой момент моей новой жизни во Христе был связан с родителями. Отцу моему тогда исполнилось 65 лет, и я боялся, что у него от моего сообщения случится инфаркт, который, возможно, погубит его. Мое известие привело его в ярость: этим, как ему казалось, я предаю свое еврейское наследие. И, если бы, по его словам, он знал о моем выборе наперед, то лучше бы ему самому убить меня. К концу недели меня попросили оставить родительский дом и никогда в него больше не возвращаться. И, хотя я был весьма огорчен реакцией родителей, Господь даровал мне радость и покой от Бога в моей новой семье верующих, чего не испытали в своей жизни мои родные. Иисус сказал: «И всякий, кто оставит дома, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Евангелие от Матфея 19:29).

С тех пор, как я стал христианином, я много выступал с сольными концертами в церквях и христианских колледжах, где делился своим свидетельством, обращаясь к аудитории с призывом посвятить Богу таланты, которыми Он наделил людей. Дважды в году я отправляюсь в длительные поездки в самые разные уголки Земли, в Европу, Азию, и там, в церквях, школах, домах и просто зрительных залах, я играю классические произведения и рассказываю о своем христианском пути. В Соединенных Штатах я делаю то же самое в церквях и христианских колледжах. Я также являюсь пастором церкви «Благодать» города Меса в Аризоне.

Знать Иисуса есть самое важное в жизни каждого человека. Во время своих концертов я говорю, что через сто лет я не буду играть на пианино, не буду ни мужем, ни отцом, и у меня не будет работы. Через сто лет единственно важным будет, со Христом я или нет. Иисус сказал: «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня в роде этом прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда прийдёт в славе Отца Своего со святыми Ангелами». (Евангелие от Марка 8:36-38).